Previous Entry Share Next Entry
Памяти Петра Петровича Стоянова (1944-2014)
zhivoi
zhivoi wrote in world_univers
Прощай, Петр Петрович!
(Памяти самого Легендарного нон-конформиста МГУ 1990-х Петра Петровича Стоянова).

435.93 КБ

Петр Петрович Стоянов (12.12.1944 – 08.05.2014)

Вряд ли кто-то в ближайшие дни напишет некролог Петру Петровичу Стоянову, так что посмею взять эту ответственность на себя.
Петр Петрович не удостоился при жизни профессорских и академических званий, о нем не напишут в энциклопедиях и справочниках. Его влияние на формирование сотен выпускников МГУ 1980-х – 1990х огромно, вот только вряд ли кто-то об этом будет знать всего лишь лет через 50, -- ведь никаких формальных да и вообще каких-либо письменных источников на эту тему не существует. Попробую восполнить этот пробел.

Когда я появился в Московском Государственном Университете (вторая половина 1980-х), Петр Петрович уже был Живой Легендой Дома Аспирантов и Стажеров МГУ, что на улице Шверника. Много раз слышал я историю о том, что в ДАСе живет нелегальным образом один мужчина, у которого из всего личного имущества лишь одежда, сумка, документы да большая пачек сберегательных книжек Сбербанка, на каждой из которой по нескольку десятков тысяч, а всего по совокупности у него на этих книжках более полумиллиона полновесных советских рублей. Звучало это как анекдот, а сумма по тем временам была совершенно астрономическая, так что верилось в такое с трудом.
Еще рассказывали про некую контору (то ли некий кооператив?) под названием «Рога-Копыта», которая специализируется на рогах и копытах крупного рогатого скота и которая якобы в реальности существует при Биофаке МГУ. Чувствовалась явная аллюзия на Ильфа и Петрова, и мне представлялось тогда, что это очередная мистификация Михея Болдуману и Левы Ямпольского или кого-нибудь еще из той компании.
Слышал я также про какого-то знаменитого борца и дзюдоиста, чемпиона Москвы и Молдавии по дзюдо и мастера единоборств, который много лет живет в ДАСе и даже обучает премудростям боевых искусств некоторых студентов. Напомню, что 1989-90-й были пиком популярности боевых искусств в СССР, так что такого рода слухи о мудром Учителе и Мастере, словно сошедшем из гонконговских боевиков, который живет совсем рядом и никак не афиширует свое мастерство, ходили не только в ДАСе, но и вообще по всей стране почти в любом городе и поселке. Так что к слухам о Великом Единоборце и Супермене, обитающем в ДАСе, я относился с изрядной долей скепсиса.
Время от времени я сталкивался с невысокого роста немолодым уже мужчиной, который, несмотря на посторонние шумы и постоянное брожение веселой студенческой братии туда-сюда, мирно посапывал на матрасе, а то и просто на голом полу в ДАСовских качалках, читалках и целовальниках. Встречал я его в разных местах, но чаще всего – на 13, 14 и 15 этажах второго корпуса ДАСа.
В какой-то момент мне объяснили, что этот стоический аскет и есть персонаж легенд и про эксцентричного миллионера, и про «Рога-Копыта» и про чемпиона дзюдо, и разрозненные доселе обрывочные осколки знания у меня постепенно стали складываться в цельный образ.
Мне рассказали, что зовут его Петр Петрович Стоянов, родом он из Молдавии. Это действительно выдающийся борец и Мастер боевых искусств, а в университет он попал, так сказать, по спортивной линии. Поскольку основную массу времени герой посвящал дзюдо и другим боевым искусствам, то на учебу времени и сил оставалось мало. Перемежая учебу с поездками на соревнования и спортивные сборы, Петр Петрович сначала 9 лет отучился в Кишиневском Государственном Университете, а потом поступил в МГУ и 11 лет еще проучился в Московском Университете. Периодически уходил он в академический отпуск, так что привычка к нелегальной жизни в общаге сложилась у него в ходе многолетнего жизненного опыта.
С годами он так привык к общажной обстановке, что, даже получив наконец-то диплом Биофака МГУ, продолжал жить в ДАСе, превратившись в одного из ДАСовских патриархов-старожилов, покровителей студентов и Учителей Жизни людей. Петр Петрович никогда не оставлял занятия единоборствами, вел секцию дзюдо и даже обучал в частном порядке каким-то особо продвинутым приемам некоторых избранных бойцов. Так, поговаривали, что среди его учеников были знаменитые ДАСовские рукопашники той эпохи Митя Исаев и Сергей Крылов.
Зарабатывал же Петр Петрович на проживание тем, что «крутил коровам хвосты» (эта петина подработка как раз и легла в основу слухов про контору «Рога-копыта» при Биофаке). В весенний сезон он брал с собою пару студентов покрепче и отправлялся в турне по подмосковным колхозам. Петя хватал корову или быка за хвост, применял что-то из своих познаний в области единоборств и полностью обездвиживал животное. А напарник из студентов тем временем обрезал у присмиревшей скотины копыта. За день они обрезали копыта у сотен животных. Работа эта очень трудная, требует огромной сноровки и физической силы. Помимо Пети, в Московской области такой работой занималась группа специалистов из Московской Ветеринарной Академии – но там их было более десятка человек и они применяли специальные ясли для фиксации животных, а Петр Петрович эту работу проделывал с 1-2 напарниками!
Спустя много лет Петя рассказал мне, что секрет там не столько в грубой физической силе, сколько в специальной технике победы над животным, которую он разработал. Кроме того, он изобрел какой-то особенный секатор для мгновенного срезания копыт, ни у кого в стране подобного тогда не было, у Пети был даже патент на это изобретение и ему было присвоено звание изобретателя-рационализатора!
В советские времена за такую работу колхозы платили большие деньги, так что к концу 1980х он и впрямь заработал какую-то баснословную сумму. Но в 1992 м году Шоковая Терапия и гиперинфляция быстро все обнулили.




Впрочем, более всего Петр Петрович прославился в МГУ да и во всей Москве в первую очередь своим вкладом в политическую деятельность левого движения и выдающимися способностями к организации уличной протестной борьбы.
Так получилось, что пик нашего близкого общения с Петром Петровичем пришелся на девяностые годы, когда он проявил кипучую протестную активность и стал Живой Легендой лево-консервативного движения тех лет, в первую очередь среди приверженцев ампиловской партии «Трудовая Россия» (партийная кличка «Стоянчик»). Он принимал участие во всех знаменитых протестных акциях и политических схватках девяностых, включая легендарную полуторамиллионную демонстрацию 1 мая 1993 года, закончившуюся грандиозной потасовкой, оборону Белого Дома в сентябре-октябре 1993го, массовые протесты против едва не состоявшейся передаче Южных Курил Японии в 1998м и американской агрессии в Югославии в 1999м .
Это были очень тяжелые годы – жестко проведенная в 1992м Шоковая Терапия, коллапс экономики и социальной инфраструктуры больно ударили по простым людям. Более-менее внятные перспективы для молодых людей были лишь в бандитизме да полукриминальном бизнесе. Голод и тотальная безнадега вели к массовой депрессии, апатии, спаиванию миллионов.
Но не таков был Петр Петрович – чуткий к страданиям людей, он активно боролся с несправедливостью, видя корень этой несправедливости в насаждаемом в России либерально-капиталистическом режиме. В те же годы Петр Петрович стал очень популярен и узнаваем не только в ДАСе, но и во всем Московском Университете. Приходя в МГУ он, в частности, занимался тем, что занимал удобную позицию неподалеку от какого-нибудь бурного студенто-потока, периодически выхватывая (в буквальном смысле слова) понравившихся студентов и агитировал их прийти на очередную протестную акцию против бесчинств капиталистического режима. При этом Петя крепкой хваткой дзюдоиста надолго вцеплялся в собеседника и громогласно с ним спорил о политике, привлекая внимание окружающих и собирая небольшую импровизированную толпу. Такого рода агитацией он мог заниматься в буквальном смысле часами. Излюбленными его местами были памятник Ломоносову, Биофаковский Мостик и Большой Сачок в 1м Гуманитарном Корпусе, но вообще встретить его можно было в самых разных местах университетского кампуса на Лен Горах.
И, как мне сейчас кажется, в этой агитационной деятельности, в этой непрерывной борьбе за справедливость он был счастлив. Вот уж про кого точно можно сказать приписываемой Карлу Марксу поговоркой «Счастье в борьбе!»

Помню, в конце 1992го года Петр Петрович с некоторым налетом грусти говорил мне, что завидует революционерам времен царской России – вот дескать, где была настоящая борьба, полнокровная революционная романтика, – с конспирацией, схватками за правое дело, подпольными маевками, с уходом от шпиков, секретными паролями и явками и тп..
Что ж… Петя словно накаркал. В 1993 м накал страстей нарастает, и ельцинский режим все жестче начинает прессовать левое протестное движение. Закончилось все противостоянием Ельцина и Верховного Совета и гражданской войной в самом центре Москвы в Октябре 1993года. Невысокого роста и с внешностью пенсионера, но с бесстрашным сердцем юного рыцаря и бойцовскими навыками Стивена Сигала, Петя мог выстоять даже в самых трудных и опасных ситуациях, -- он частенько курсировал между Белым Домом и другими группами товарищей, прошмыгивая через кордоны и выполняя роль связного. Говорят, из Белого Дома он вышел с каким-то заданием прямо перед самым штурмом, а все кто остались там, были убиты. Похоже, что товарищи нарочно послали его, чтобы спасти ему жизнь – прямо как в фильме про Бумбараша, но ведь бывает же такое и в жизни!


После расстрела Белого Дома Москва превратилась на несколько недель в подобие Гондураса – начались массовые репрессии капиталистической власти против противников либерального режима а заодно и против всех, кто попадется под горячую руку. Петра Петровича, хоть он и здорово поднаторел к тому времени в конспирации, все-таки поймали; поскольку российского пасспорта у него не было, а был лишь советский с кишиневской пропиской, сажать его не стали, но депортировали в Молдавию. Петя сбежал из поезда под Брянском, вернулся на перекладных в Москву, и, несмотря на грозящую опасность, продолжал вести коммунистическую агитацию даже в суровой реальности октября-ноября 1993го.
Массовые зачистки в ДАСе с периодическими избиениями и запугиваниями студентов участились, вести в нем нелегальную жизнь становилось все труднее. Пользуясь неожиданными преимуществами своего невысокого роста, во время облав Петр Петрович довольно успешно прятался от преследователей среди матов и спортивного инвентаря в качалке на 15м этаже и других укромных местах.
В 1994м году он все-таки съехал из ДАСа, кочевал какое-то время по коммуналкам Москвы, а затем стал снимать жилье в одном из подмосковных поселков.
Наши жизненные пути с тех пор стали потихоньку расходиться, хотя несколько я раз помогал Пете в его частых переездах, заезжал в гости, но, конечно, так активно как в ДАСе 92-93 годов мы с ним уже не общались.


Парадокс ситуации заключается в том, что лично Петр Петрович чувствовал себя в безумном диком капитализме 1990-х как рыба в воде. Мы, студенты, тогда в массе своей нищенствовали, а Петр Петрович не только не имел материальных проблем, но еще и нас периодически подкармливал!

В связи с коллапсом колхозов да и сельского хозяйства вообще в 1992м году подработка «Рога-Копыта» стала неактуальной – денег у села не было, а коров быстро порезали на мясо. Но Петя не унывает и в ускоренном режиме и с неиссякаемым энтузиазмом осваивает азы уличной торговли. Сначала он торгует газетами «Дуэль», «Завтра» и коммунистической литературой на развале у Музея Ленина, а затем и вовсе организует разветвленную сеть по торговле книжной и печатной продукцией в ключевых переходах Московского Метрополитена имени Владимира Ленина.
Наверное, его можно назвать одним из первопроходцев социально-ориентированного бизнеса, так как в «наемные работники» он берет бомжей, беженцев из горячих точек и других трагичных персонажей русского социального дна той драматичной эпохи. Большое количество людей он в буквальном смысле спас от деградации и, может быть, даже и от смерти! И дело тут не только в возможности для бездомных заработать денег, – пил Петя весьма умеренно и очень нетерпимо относился к проявлениям алкоголизма среди своих близких, так что кого-то уберег он и от этой напасти!
Петр Петрович постоянно выдвигал успешные коммерческие идеи, и, начиная с определенного этапа, сам стал разрабатывать макеты печатной продукции и делать спецзаказы в типографиях. Особенно гениальной оказалась идея продавать карты Московской Области на станциях метро, ведущих к основным московским вокзалам. Это было в самую точку – в результате расслоения общества появился сегмент богатеющих москвичей, которые стали активно осваивать ближнее и дальнее Подмосковье.
В те годы мы часами спорили с Петром Петровичем и пытались убедить, чтобы он скопил денег и купил хотя бы небольшой дом в Подмосковье, -- ведь нужно же человеку какое-то пристанище ближе к старости, а времена СССР, когда жильем обеспечивало государство, увы, никогда уже не вернутся! Но переспорить его было невозможно – Петя с титаническим упорством доказывал, что распад СССР нелегитимен, что СССР в скором времени возродится и государство обеспечит всех своим граждан жильем!
Ровно тот же аргумент работал, когда мы пытались убедить его получить российский паспорт взамен старого советского да еще и с кишиневской пропиской! – Нет, нет и нет! Ни в коем случае! – Распад СССР нелегитимен, следовательно, советский паспорт – единственно легитимный паспорт на всей территории бывшего СССР!
Помню, как-то раз старушка-вахтерша с ДАСовской вахты незлобно пошутила про Петра Петровича «а это наш знаменитый бомжик», на что Петя разразился грозной тирадой: «Я – не бомж! Борис Николаич Ельцин – вот кто настоящий бомж! Он бомж, потому что у него нет Родины! А у меня есть Родина! Моя Родина – СССР!»
Пытались мы также убедить его закупиться хотя бы на время американскими долларами, так как рубли «съедала» гиперинфляция, но тщетно – «нечего поддерживать экономику самого главного империалистического агрессора», и спорить тут не о чем!
Большую часть заработанных денег Петр Петрович тратил на поддержку рабочего движения в России. Он неоднократно финансировал КПРФ и ампиловскую «Трудовую Россию». Петр Петрович был хорошо знаком и с Ампиловым и с Зюгановым, а финансирование ампиловской партии с его стороны было столь существенным, что его даже один раз делегировали парламентарием на один из съездов этой партии, чем Петя очень гордился.
Кроме того, в голодном ДАСе девяностых он закупался большим количеством овощей, рыбы и мяса и подкармливал голодных студентов. Рыба и мясо на ужин – это было что-то почти невероятное для студента в 1992м году. Уверен, что не только я, но и многие ДАСовцы тех лет вспоминают Петра Петровича с большой благодарностью.
Спасибо тебе большое, Петя!


С уходом Бориса Николаевича Ельцина с российского политического небосклона в канун Нового, 2000-го года и с приходом Владимира Владимировича Путина накал «красно-белого» противостояния в России начинает спадать. Потеряв врага в лице постаревшего и уставшего от политики Бориса Ельцина и «антинародного ельцинского режима», Петр Петрович вскоре находит не менее достойных противников – на сей раз он бросает вызов болезням да и самой смерти!
Первую половину 2000х Петя носится с идеей создания коммерческой лаборатории по клонированию печени в России. На фоне всеобщего уныния и разложения пост-советской науки он проявляет кипучую деятельность, обивает пороги бизнесменов и пытается со-организовать ученых. Но постепенно все больше разочаровывается в официальной науке и проявляет интерес к народной медицине. Сначала он изобретает знаменитый целебный мед «Мед Петровича», затем трудится над созданием исцеляющего бальзама «Бальзам Петровича» и анти-раковой профилактической универсальной пищевой добавки «Приправа Петровича».
В последний раз мы виделись с ним три года назад. Я тогда приволок по его просьбе из Шотландии кучу книг по фитотерапии на английском языке. Не особо знающий английский, Петя активно берется за этот язык (и это почти в 70 лет!), он штудирует ботанические книги, рецепты и травники, осваивает интернет и социальные сети, активно общается с биологами и целителями и много учится. Параллельно с этим Петр Петрович совершенствует свое мастерство в борьбе самбо и дзюдо.
Он много общается, исцеляет людей, пропагандирует здоровый образ жизни и спорт.
8 мая Петр Петрович скончался на тренировке, в буквальном смысле до последнего момента жизни совершенствуя свое мастерство в единоборствах.

210.45 КБ

Петр Петрович и его противники.

Менее чем за три недели до этого он побеждает в чемпионате Москвы по борьбе самбо среди ветеранов и выигрывает золотую медаль!

159.07 КБ

Петр Петрович – Чемпион!




Смерть все расставляет по местам.
В обезумевшей от желания легких денег и хлынувших в Россию новых удовольствий Москве 1992го года ночующий на полу общаги и при этом спонсирующий «Трудовую Россию» Петр Петрович казался нам неприспособленным к жизни чудаком, человеком не от мира сего. Теперь я удивляюсь, что не видел тогда очевидного – со мной бок о бок жил праведник и аскет, который не то что бы даже презирал материальные блага, -- он просто не обращал на них внимания. Ведь в жизни его были вещи гораздо важнее.

Жизнь его была исполнена Любви – к ближнему и ко всему Человечеству, он хотел справедливости и счастья для всех, он боролся против угнетения народа, но и сам он был счастлив в этой борьбе.
Аскет и праведник, революционер и уличный агитатор, Учитель Жизни Людей и Покровитель Студентов, Мастер Единоборств и Целитель, легендарный персонаж «Трудовой России» и ДАСовского фольклора, Петя прожил интереснейшую жизнь! Он так и не получил российского паспорта, так и не приучился жить в комфорте.
Какая теперь, по большому счету, разница? То, что важно теперь – петина Любовь к людям, добрые дела, которые он совершил и добрая память, которую он о себе оставил.

Помолитесь за упокой души Петра Петровича все, кто помнит его и любит!

Прощай, Петр Петрович! Прости и прощай!

Вечная Память тебе, Петя!


?

Log in